Домой Выпуск №3 Разрушение разрушения. Постмодерн в работах Миядзаки

Разрушение разрушения. Постмодерн в работах Миядзаки

1172
2
0 0
Read Time:6 Minute, 22 Second

Виктория Баталина, Сергей Князев

Как связано творчество Миядзаки и постмодерн? Является ли Миядзаки постмодернистским автором? На данный момент студия Гибли и работы Хаяо Миядзаки известны всему миру. Что послужило причиной популяризации его работ? Если вы поедете в Японию, как сделал автор этой статьи, и посетите музей студии Гибли, то первое, с чем вы столкнетесь — это отдаленность музея от метро и урбанистической части Токио.

Указатель на музей студии Гибли

 

Музей студии Гибли находится в западной части парка Инокасира, на территории города Митака в западной части префектуры Токио. Факт расположения музея в парк уже свидетельствует о некоторых идеях великого японского мангаки, но об этом позже. Музей скрывается за огромными деревьями, покрытыми листьями насыщенного зелёного цвета даже в октябре месяце. А парковка около музея сделана из специальной биорешётки, сквозь которую может расти трава (тоже зелёная).

Парковка около музея Гибли

Такой акцент на зелёном цвете ставится неслучайно в работе. Автор статьи родом из Волгограда, где зеленый цвет у растений можно увидеть только в мае. Поэтому автор разделяет одну из идей Хаяо Миядзаки — природовосстановление 

В самом музее фото- и видео- съёмка строго запрещена. Кто-то говорит, что это нужно для подогрева интереса к музею Гибли (действительно, очень сложно купить билеты, их продают каждые 10 число каждого месяца, и все обычно раскупают за час после начала продаж). Автор статьи считает, что этот запрет нужен для полного погружения в атмосферу музея.

Встречающий Тоторо на кассе музея

 

На первый взгляд, Миядзаки может показаться модернистским автором. Такое мнение может возникнуть при просмотре последней его картины «Ветер крепчает». В фильме сквозит идея созидания, которая проявляется в строительстве самолетов. Обычно в работах Миядзаки можно увидеть идею разрушения человеческой  деятельности, а не созидания. Например, отлично раскрыта эта идея в аниме-произведении «Навсекая из Долины Ветров», где лес уничтожает человечество благодаря огромным жукам и ядовитым порам. Поэтому, последнюю работу Миядзаки в карьере великого японского анимиста можно назвать нетипичной. Мы не знаем, продолжит ли он модернистскую тему в дальнейшем, ведь сейчас идут работы над новым фильмом Хаяо Миядзаки, основанным на книге Гендзабуро Есино 1937 года «Как поживаешь?». Подробности новой работы неизвестны, но это и вызывает интерес к автору, так как заключительная его работа не была похожа на его предыдущие фильмы. 

Робот-солдат из «Небесный замок Лапута» в музее-студии Гибли

«Навсекая из Долины Ветров» — не единственная работа японского режиссёра, где торжествует идея победы природы над человеческой деятельностью. Например, это произведение «Принцесса Мононоке», где принцесса волков защищает лес от людей. Или произведение «Мой сосед Тоторо», где котобус является символом того, как через постмодернизм разрушается разрушительная (т.е. человеческая) деятельность. 

Как котобус может разрушить человеческую деятельность? Это же наполовину кот, наполовину автобус. 

Котобус с девочкой Сацуки в салоне

 

Через идею «котобуса» мы видим, как побеждает живое (природа), а не машина (человеческая деятельность), так как у котобуса от машинного остался только вид. Все остальное — живое. С этим образом мы можем связать постмодернистский термин «палимпсест», что означает наслоение. Термин «палимпсест» пришел к нам из Древней Греции, где изначально это значило рукопись на пергаменте или папирусе поверх смытого или соскобленного текста. Так мы видим, что котобус — это новая «рукопись на пергаменте», где из нового — это соединение кота и автобуса, а «соскобленный текст» — это глаза и выражение морды, напоминающего Чеширского кота из «Алисы в стране чудес».

Мало кто знает, но в Музее Гибли есть отдельный мультипликационный фильм про Котобуса, где он бежит по просторам вечного — космоса — и переносит странников по мирам.

Автор статьи в святилище Фусими Инари в Киото

 

По какой ещё идее Миядзаки можно принять за постмодернистского автора?  

Одна из причин популяризации работ мангаки на Западе – это тема феминизма. Такую идею может прочитать в фильмах европеец, незнакомый с традиционной культурой Японии.

Главные героини в работах Миядзаки — девушки. Одни из сильных женских персонажей – Тихиро из «Унесённого призраками», принцесса волков в «Принцессе Мононоке» и Навсекая из одноименного аниме. Девушки борются с разрушительной человеческой деятельностью, что несвойственно традиционной европейской культуре. Только вот в работах японского режиссера – это не просто девушки, это мико – служительницы синтоисткой культуры. Как этом можно понять?. Они выполняют в работах Миядзаки основные функции мико: взаимодействие с ками (духами) и проводят обряды очищения (охаран). 

Синтоистский храм в Киото

 

Например, принцесса волков общается с Духом Леса, а Навсекая – с жуками (яркий пример, как она останавливает жука от насильственных действий без применения агрессии). Тихиро искупает вину за своих родителей, купая в прямом смысле заблудшие души. В этой картине  происходит обряд очищения не только физиологического, но и духовного. Самый яркий пример – сцена с Духом Рек и Безликим. Девочка очищает Дух Рек от грязи и мусора, а в благодарность получает не деньги и золото, а лекарство — горький пирожок. Позже она использует этот пирожок для исцеления Безликого, который поглощал всех и вся. После исцеления Безликий низвергает всё, что он поглотил и становится помощником Тихиро.

Сильные женские персонажи в работах Миядзаки в итоге могут считаться амбивалентными для определения повестки, потому что мы рассмотрели эти примеры как часть западной идеи феминизма, так и как традиционную японскую идею синтоизм. Традиционалистский подход в работе больше  свойственен авторам модерна.

Закат после тайфуна

Есть ещё одна идея, которую можно (но очень острожно) отнести к постмодернистской тематике. Это идея цикличности.

Эту идею можно увидеть в картине «Ходячий замок Хаула». Она проявляется во  временной петле романа Хаула и  главной героине, Софи: «В финале «Ходячего замка» главная героиня Софи, обращаясь к молодому Хаулу, говорит: «Я знаю, как тебе помочь. Найди меня в будущем». Внимательный зритель при этом вспомнит, с чего начался роман героев: при первой встрече Хаул говорит ей: «Прости, что опоздал. Я искал тебя повсюду». 

Также стоит отметить метаморфозность ходячего замка – внутри он не такой, чем кажется снаружи. Главная героиня, Софи, узнает, что обитатели замка зависят от Хаула, а Хаул… от них. Попав в замок Хаула, Софи знакомится с обитающим в очаге огненным демоном Кальцифером. Именно он приводит замок в движение, может при необходимости телепортировать его в разные места. При всем своем могуществе демон не может покидать замок и зависим от дров. Он признается Софи, что на нем и Хауле лежит какое-то общее проклятие, но рассказать о нем они никому не могут. Демон предлагает девушке помочь снять ее проклятие, если она раскроет тайну и поможет им. Со временем выясняется, что Кальцифер и Хаул взаимозависимы – если погибает один, погибает и другой. Использование могущественной магии постепенно все больше и больше превращает волшебника в демона. 

Хаяо Миядзаки на примере проклятий показывает нам, как говорят современные психологи, созависимые отношения. Кальцифер и Хаул зависят друг от друга, и эта зависимость вредит им обоим. Тему нездоровых отношений стали поднимать недавно в кинематографе. 

Гинкаку-дзи, «Серебряный павильон» — буддийский храм в Киото

 

Влияние постмодерна на работы Миядзаки ощутимы. Но является ли он постмодернистским автором?

При посещении двух разных городов в Японии, Токио и Киото, ощущается разница эпох: современность и традиционность.  Традиционность в дефиците. Современные технологии и вестернизация съедает самобытность японской культуры, по мнению японского режиссёра. Миядзаки не нравятся темпы цифровизации, они разрушают привычный уклад. Японский режиссёр признается в своем интервью, что то, что происходит на данный момент — это смерть для окружающего мира и культуры. Это не тот мир, который он хотел бы оставить для своих детей.

Фудзи-сан на закате

Но таки ли это всё на самом деле? При посещении Японии нет ощущения, что это очередная страна, поглотимая глобализацией. На примере Токио видно, как удается гармонизировать футуризм и традиционализм. В начале статьи писалось, что музей Гибли находится на территории парка. В самом центре Токио расположен японский дворец императора. И этот дворец тоже окружен парком. И это не единственные примеры парковых зон в префектуре Токио. Насчитывается более 90 парков и садов.

Однако, не во всех городах мира удается сочетать себе гармонию человеческой деятельности и природы. Поэтому картины Хаяо Миядзаки актуальны и стали популярны во всем мире.  

Авторы фотографий — Виктория Баталина, Илья Кравченко

Happy
Happy
0 %
Sad
Sad
0 %
Excited
Excited
0 %
Sleepy
Sleepy
0 %
Angry
Angry
0 %
Surprise
Surprise
0 %

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Категорически не согласен с оценкой творчества Хайяо Миядзаки как постмодернистского. Он — последний воин модерна. Перечисленные идеи — цикличность времени, многослойность, натуризм, надежда а женское начало — это всё типичные признаки модерна и архаики

  2. В ту же копилку модернистских идей по тексту: субъектность и прямая ответственность персонажей, и особенно любовно выписанная персонификация власти, властных отношений.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя