Домой Выпуск №2. Образование Любовь и образование. Уместна ли любовь в образовательном процессе?

Любовь и образование. Уместна ли любовь в образовательном процессе?

224
0
0 0
Read Time:7 Minute, 13 Second

Иван Романов, магистр истории ЛГПУ, аспирант кафедры философии Волгоградского университета, учитель ГБОУ №1584 

В современной России отношение к образованию крайне неоднородно: с одной стороны, говорят об утрате стержня советского образования, с другой стороны, заявляют, что необходимо реформировать систему таким образом, чтобы исключить из нее «лишние» предметы, оставив только профильные. Часть правды присутствует в обоих вариантах, но интересным остается следующий вопрос: «что на самом деле является определяющим в школьной жизни?».

Как учителя, меня интересует этот вопрос. Когда я начал искать на него ответ, обнаружил, что для ответа необходимо исследовать: где и когда зародилось образование, в каких условиях и для решения каких задач использовалось в разные времена и, конечно же, какова роль и функция педагога. В этой связи, отдельным пунктом исследования является фигура педагога, которая вызывает ряд вопросов: каковы роль и функция педагога? Каждый ли может им быть? Какими чертами он должен обладать? 

8:00

Любовь к детям в педагогике как составляющая часть образования

 В школьной жизни часто встречается такая ситуация: есть учителя, которые отлично владеют материалом и методами его преподнесения в школе, однако дети воспринимают эти предметы необходимое зло, с которым нужно справиться. Почему так происходит? Для этого учителя является приоритетным само знание, а не диалог с учениками. Другой педагог делает акцент на диалог, что позволяет ученику не только получать знания, но и развивать практические навыки. Отличие указанных типов учителей обусловливается разделением или отторжением идеи любви в школьном образовании. Но при рассмотрении идеи любви в образовании мы сталкиваемся с тем, что на понятие любовь наслаивается ряд коннотаций, которые обусловленные различными школами, мифами, обыденными и философскими представлениями, что приводит к появлению множества значений. С помощью герменевтического анализа мы попытаемся приблизиться к первоначальному смыслу понятия любовь в контексте образования. Давайте рассмотрим истоки зарождения образования.

  История образования 

 Что такое образование? Это систематический процесс формирования у индивида необходимых знаний, умений и навыков, путем получения им актуальной информации для обеспечения успешной адаптации в окружающей среде. С самого начала организации человеческого общества, роль обучения находилась на уровне с обеспечением племени продуктами питания и кровом. В условиях отсутствия возможности хранить информацию на долговременных носителях, сами люди становились ее хранителями. В архаических обществах — вплоть до неолитической революции — старейшины, геронты, хранили и передавали знания. Ими становились взрослые матроны, которые не могли активно участвовать в процессе добывания пищи, однако, вопреки устоявшемуся праву об изгнании недееспособных лиц из общины, их главной задачей становилось воспитание будущего поколения и сохранение устоев племени или общины, за это они обеспечивались пропитанием из общего «котла».  Главными навыками, которым обучались дети, были охота, собирательство, работа с землей и готовка пищи. Дети участвовали в работе на равных с взрослыми людьми.

Капова пещера. Республика Башкортостан. Россия.

Новый этап становления образования как отдельной отрасли профессиональной деятельности возникает во времена организации первых государств на Ближнем Востоке. В условиях, когда возникает необходимость организовывать совместные работы по строительству ирригационных систем — возникает институт государства. Для обслуживания государственного аппарата необходимы люди с особыми навыками, бытовых познаний о мире становится недостаточно. Появление письменности здесь сыграло огромное значение, расширив область допустимого объема знаний за пределы человеческой памяти, позволив человеку профилировать и углублять свои познания. В этот период происходит стратификация обучения, выделения отдельных семей, специализирующихся на образовании. Особое значение приобретают жреческие школы, религия и образование. На тысячелетия сплетясь в гордиев узел, они станут неразрывной основой государства.

Стелла царя Хаммурапи. 18 в. до н.э.

Отправившись на палубе египетской триремы, мы попадем в колыбель современной педагогики – Грецию. Земля эллинов уже с VIII в. до н.э. была богата поэтами и учителями, от легендарного Орфея до не менее легендарного Гомера. В этот период было создано одно из главных произведений греческой культуры – поэмы «Иллиада» и «Одиссея». Помимо функции эпического произведения, они несли глубокую образовательную задачу, объединяя весь греческий мир в едином мифологическом топосе. Созданные образы богов и героев формировали общий эллинский дух, вне зависимости от его удаленности от метрополии. Сформировался эталон добродетели — физическое и духовное совершенство. 

В IV веке до н. э. в Афинском парке возникает Академия, организованная Платоном и его учениками — схолархами, собравшая в себе все греческие науки: от философии до математики и астрономии. Вслед за ним организованный Лицей Аристотеля продолжил и углубил философские и научные труды, добавив в греческую онтологию категории. Параллельно возникнет особая трехступенчатая система образования, просуществовавшая до падения Римской империи. Главный упор в обучении делался на обучение письму, счету, чтению, изучению поэм и самое главное – ораторскому мастерству и праву. Уже тогда Аристотель выделял особую роль педагога. Он выделил три главные стороны воспитания — физическое, нравственное и умственное, составляющие одно целое. Видя главной целью воспитание гармоничного человека, он разделил процесс образование в соответствии с возрастными особенностями детей. Аристотель считал, что государство должно контролировать образование, чтобы привести обучение молодых эллинов к главной цели – единству гражданина и полиса. 

Занятие в палестре

Средневековье стало поистине темным временем педагогики, утраченный институт гражданственности был заменен локальной идентичностью. Единственное, что объединяло людей — вера и феодальные отношения. Однако, внутри схоластической философской традиции вопросу о месте воспитания уделялось значительное внимание. Фома Аквинский видел основной задачей воспитания привить ученикам определенные моральные, нравственные чувства и способности, такие как уважение к авторитетам, высшим из которых является Бог, и надежду о сохранении праведной жизни. Особое значение отдавалось роли учителя, как проводника знаний и христианских благодетелей между миром и учениками. Учитель, по Аквинскому, не создает нового знания, а уподобляется крестьянину, возделывающему почву, чтобы подготовить условия для зарождения знания в ученике. Аквинский поднимает вопрос о статусе учителя в роли мастера или ремесленника, которому недостаточно только преподносить информацию; ему необходимо в особой эстетичной и гармоничной форме культивировать внутри обучающегося знания путем усиления чувств, эмоций и переживаний, чтобы приближать его к благу – собственному знанию.

Любовь как профессиональное качество

При рассмотрении античной философской традиции и схоластической традиции мы видим, что есть несколько идей, которые объединяют работы мыслителей. Первая – идея гармоничного развития, вторая – идея возделывания человека, и третья – идея мастерства и ремесла. Но каким образом связаны эти идеи с любовью к детям в преподавании? 

Ученик 2022.

Так, для мастерства недостаточно изучения определенного количества элементов, нужно «что-то еще». И этим чем-то является любовь. Дополнительный элемент, которому нельзя научиться в привычном смысле слова, как, например, ремеслу. Любовь — это фундамент личности, желающей стать мастером, возникает потребность реализовывать это в деятельности, а уже за этим следует любовь к делу. Как не каждого гончара называют мастером за его умение складывать руки в нужную форму, а кузнеца за правильно поставленный молот при ударе. Так и с педагогом – ему нужно нечто большее, чем прикладное знание, необходимо всецело отдаться своему делу.

А что, если окажется, что любовь не нужна в принципе? Никто не упрекнет ремесленника в «недостаточной любви к делу», от него требуется прямая и простая задача – приложить свои знания к действительности и выдать готовый продукт. Но можем ли мы позволить себе относиться к человеческим знаниям в детском уме как к продукту? В былые времена ревущих 20-х, Европа кипела от засилья идей о попытке посчитать человека, внести его в удобоваримый размер, точно под лекало гидравлического пресса великих идей. Результат оказался неутешительным. 

Любовь освобождает

Подобно пифагорейцам можно выстроить строгую абстракцию математических законов, однако в ней не будет достаточно свободы, необходимой при огранке каждой личности. Для разрешения этого вопроса, можно вспомнить Сократа, который разрушает представления человека о том, что он считает космосом. Сократ не заставляет читать учебники, не заставляет выигрывать олимпиады, а показывает условность представлений человека. Иными словами, он дает свободу, возможность действовать в разных парадигмах. Он не уводит в дурную бесконечность, позволяя человеку впасть в бытие и прийти к истине. 

«Думают»

Так и главной задачей школы является создания базиса, побуждающего к размышлению, дающего возможность полюбить эту деятельность ученику. Для достижения этого педагог не может относиться к этому вопросу только с технической стороны. Хочу привести два кейса – вымышленный и исторический. Первая взята из романа Олдоса Хаксли «О дивный новый мир». Был проведен эксперимент с островом, населенным исключительно альфа-плюс личностями, технически «правильными» людьми, которые не стали единой сбалансированной общностью и не дали ожидаемого положительного результата. Второй случай связан с педагогический экспериментом с классом, состоящим только из отличников, где по истечению времени тоже появились свои «троечники».  О чем это говорит? Есть данность – люди не одинаковы, дети тем более, посчитав возможности каждого и разделив общество на страты – к положительному исходу не прийти. Необходимо создать условия, где разрозненные и неоднородные детские умы смогут объединиться в группы, где каждый ученик в равной степени уравновешивает и балансирует, приводя класс к гармонии. Но это невозможно без педагога любящего своих учеников.

Так, для свободы, гармонии, возделывания, мастерства – любовь становится условием, потому что любовь – это желание блага и постоянное стремление к благу. Здесь и происходит педагогическая магия: учитель-мастер не относится к ученикам по-разному. Любовь к ученикам одинакова, если есть принятие идеи того, что у всех разная воля, различные таланты и способности. Если бы всем были даны одинаковые способности и воля, то возделывание не имело бы такой ценности. Любить, значит возделывать почву, несмотря на качество семян. 

20:00
Happy
Happy
0 %
Sad
Sad
0 %
Excited
Excited
0 %
Sleepy
Sleepy
0 %
Angry
Angry
0 %
Surprise
Surprise
0 %

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя